2018 XI 24 О церкви
Наиболее значительным представителем православного населения являлся, конечно, начальник уезда. Иван Муравьев и Владимир Клокачев, первые чиновники, занимающие эту должность, прибыли в Ласк из России. Их приезд был обусловлен тем, что власти в Петербурге сместили с занимаемых должностей высокопоставленных чиновников-католиков, вместо них назначив на эти посты православных из Российской Империи.
Однако у их преемников — князя Дмитрия Чегодаева и Владимира Калакуцкого — был опыт работы в государственных учреждениях Царства Польского, ведь очень часто приехавшие на польские земли бюрократы знакомились с местной спецификой и продолжали свою карьеру здесь, тем более что власти в Петербурге очень ценили такой опыт своих чиновников.
Исповедовали православие также комиссары по крестьянским делам, начальники почтово-телеграфных контор, полицмейстеры или мировые судьи. Часть из них приехала сюда по собственному желанию, поощренные многочисленными льготами, предоставляемые православным из России (детские пособия, прибавки к зарплате за выслугу лет и многое другое). Для некоторых работа в государственных учреждениях Царства было следствием приказа соответствующих властей в Петербурге. Большинство земских стражников, т. е. полицейских, составляли русскоязычные — бывшие рядовые и унтер-офицеры дислоцированных в Царстве Польском полков (например, 37 Екатеринбургского пехотного полка или 14 драгунского Литовского полка из Влоцлавка). Некоторые русскоязычные чиновники или бывшие военные сознательно выбрали Ласк местом своего жительства и не вернулись на свое прежнее место жительства (так поступила вдова князя Дмитрия Чегодаева). Можно сказать,что львиную долю жителей православного вероисповедания составляли люди, связанные с государственной службой.
Для удовлетворения духовных потребностей русскоязычных жителей в здании Ласской уездной больницы была устроена небольшая часовня. Два-три раза в год сюда приезжали священники из близлежащего прихода — св. Александра Невского из Лодзи. Для проведения литургии они привозили переносной антиминс. Стены часовни украшали святые образа,самыми ценными из них были иконы Александра Невского и Марии Магдалины. Второй из них приобрели сами прихожане в честь чудесного спасения Александра III и его семьи в железнодорожной катастрофе в 1888 году.
С течением времени, по мере увеличения количества православных, помещение стало слишком тесным. Неудобство доставлял также факт,что часовня находилась в лечебном учреждении. Как писал «Холмско-Варшавский Епархиальный Вестник», молящимся также мешал «специфический больничный запах» и стоны пациентов; они также подвергались риску заражения инфеккционными заболеваниями. Доносящееся из часовни пение беспокоило больных. Кроме того, пациенты-иноверцы порой недружелюбно относились к приходящим на богослужения православным.
В 1895 году начальник уезда — вышеупомянутый Дмитрий Чегодаев — начал кампанию по возведения церкви в Ласке. Согласно первичным планам, это должен был быть храм Воскресения Христова. Чегодаев обратился к петроковскому губернатору с просьбой разрешить сбор средств на возведение новой церкви. Начальник губернии однако не выразил своего согласия. С мнением губернатора согласился архиепископ Холмский и Варшавский, посчитавший, что в Царстве Польском есть местности, где cуществовала гораздо большая потребность в православном храме.

(ciąg dalszy dostępny w wersji drukowanej lub w E-wydaniu Przeglądu Prawosławnego)

Вёлетта Верницкая
© Fundacja im. Księcia Konstantego Ostrogskiego